Мнения


О современных подходах к пониманию сущности «электронная демократия» в России

Киселев Александр Сергеевич, преподаватель правовых дисциплин ТОГАПОУ «Тамбовский бизнес-колледж», помощник Первого заместителя председателя Тамбовской городской Думы VI созыва

Колодина Алина Викторовна, студентка Института права и национальной безопасности ФГБОУ ВО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина»


Демократический политический режим, который берет свое начало еще с древних времен, на протяжении исторического развития подвергался различным изменениям. В современный период демократия под влиянием информационных и телекоммуникационных технологий также испытывает существенное реформирование. Появление электронной демократии является одним из проявлений такого реформирования. Стоит отметить, что в системе e-goverment электронная демократия является наименее разработанной концепцией по сравнению с электронным судопроизводством и электронным правительством. Это объясняется тем, что электронная демократия, по мнению некоторых исследователей, сама по себе является финальной стадией развития электронного государства: при введении сервисов и элементов электронной демократии подразумевается наличие высокоразвитого информационного общества в государстве. Именно это обуславливает актуальность рассмотрения различных подходов к пониманию сущности электронной демократии.

Сегодня в практику деятельности государственных и муниципальных органов власти активно внедряются информационные технологии. Как правило, речь идет об изменении уже существующего метода работы за счет автоматизации процессов. Хотя в данном случае нельзя говорить о непосредственном переходе как к электронному правительству, электронному судопроизводству, так и к электронной демократии. Происходит оптимизация отдельных функций органов власти, осуществленных за счет информационно-телекоммуникационных технологий и компьютерного оснащения с выходом в сеть Интернет. Лишь с достижением полного перевода на дистанционное взаимодействие органов, организующих выборы, и граждан можно говорить об осуществлении программы электронной демократии. Данную точку зрения разделяет Н.С. Гегедюш, утверждая, что электронная демократия не сводится к применению информационных технологий в избирательном процессе. Суть этого явления намного шире. Например, согласно консолидированному мнению членов общественно-политического движения «Реформация» электронная демократия есть «форма прямой демократии, характеризующаяся использованием информационно-коммуникационных технологий как основного средства для коллективного обсуждения и принятия государственно значимых решений, а также контроля их исполнения» [1, c. 95 – 97]. Стоит отметить, что в данном случае предполагается использование механизма электронной демократии на всех уровнях – начиная с местного самоуправления и заканчивая международным уровнем.

Возникает вопрос о том, какова на самом деле природа электронной демократии: является ли изучаемая категория лишь автоматизацией избирательного процесса, предполагается ли полный перевод всех демократических институтов на дистанционную основу, или же электронная демократия представляет собой одну из форм, разновидностей демократии «обыкновенной». Учитывая отсутствие догматической трактовки термина как в отечественной литературе, так и среди американских, британских, сингапурских исследователей, заметно преуспевших в развитии электронного государства в целом, однозначно ответить на поставленный вопрос весьма сложно.

Обратимся к мнениям некоторых авторов, проводивших исследования в данной области, для выявления существенных признаков, характеризующих институт электронной демократии.

Согласно определению А.М. Боброва «Электронная демократия – это демократия, обеспечивающая при помощи развитых информационных технологий игровой эффект от участия граждан в управлении политическими процессами» [2, c. 28].

Следует подчеркнуть, что необходимо различать понятия «электронная демократия» и «электронное правительство». Д.С. Абрамова указывает, что «если последнее означает повышение оперативности и удобства доступа к услугам государства из любого места и в любое время, то первое относится к использованию информационных технологий для расширения возможностей каждого гражданина» [12]. Ю.Е. Поляк также подчеркивает, что «в отличие от э-правительства, создаваемого «сверху» для обслуживания интересов государства, э-демократия призвана в первую очередь, отражать интересы граждан и, соответственно, создаваться «снизу» [13, с.2]. В связи с этим, для эффективного функционирования электронной демократии необходимо, чтобы граждане знали и могли с легкостью воспользоваться всеми информационными возможностями для осуществления своих политических прав.

Вместе с тем представляется, что данные понятия определяют политические процессы в перспективе, а не только характеризуют состояние демократии и правительства в настоящем. А.М. Бобров пишет об этом так: «При определении содержания и границ терминов «электронная демократия» и «электронное правительство» следует исходить не столько из сиюминутных потребностей общества в информационной компоненте политического управления и в насущных информационных сервисах прикладной политики, сколько из будущих потребностей «информационного общества» как такового – того, которое в настоящее время только складывается» [2, с. 27].

Обращаясь к законодательной сфере, отметим проект Концепции развития в Российской Федерации механизмов электронной демократии до 2020 г. (от 12 мая 2012 года), в котором дается следующее определение: «Под электронной демократией понимается такая форма организации общественно-политической деятельности граждан, которая обеспечивает за счет широкого применения информационно-коммуникационных технологий качественно новый уровень взаимодействия граждан друг с другом, с органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными организациями и коммерческими структурами» [3].

Согласно Концепции целями развития в Российской Федерации механизмов электронной демократии являются:

- повышение общественно-политической активности граждан за счет электронного взаимодействия с органами власти, с другими гражданами и институтами общества;

- повышение эффективности и скорости публичного взаимодействия граждан с органами власти и другими субъектами общественно-политической деятельности посредством повсеместного внедрения в практику взаимодействия информационно-коммуникационных технологий;

- формирование качественно новой культуры сетевой коммуникации (подразумевает доверительное отношение пользователей к электронным ресурсам, в том числе к сайтам органов власти, компьютерным технологиям, новейшим средствам связи, направленным на привлечение граждан к принятию государственно значимых решений);

- уменьшение бюрократического механизма и бумажного документооборота, значительно снижающих влияние человеческого фактора;

- поддержка институтов и процедур публичной самоорганизации граждан на всех уровнях общественно-политической деятельности;

- популяризация среди населения законных практик применения информационно-коммуникационных технологий в сфере общественно-политической деятельности [3].

На основе вышеизложенного под электронной демократией необходимо понимать форму народовластия, при которой воля народа в правотворческом и избирательном процессах выражается при помощи информационных технологий и которая направлена на поддержку институтов гражданского общества, а также на значительное снижающее влияние административного управленческого фактора в процессе принятия нормативных правовых актов и государственно значимых решений. Существенным достоянием электронной демократии можно признать возрастание роли каждого гражданина во всех демократических процессах, происходящих в государстве.

В.Г. Белов в своей работе делает акцент на том, что «в настоящее время научным сообществом разрабатывается альтернативная Концепция развития электронной демократии в России (общественный проект), пытающаяся устранить ряд проблем варианта Концепции, подготовленной Министерством связи РФ, и расширяющая сферу деятельности электронной демократии» [4, c. 133].

Автор также отмечает, что сужение понятия электронной демократии в Концепции Минсвязи до уровня инструментов, призванных облегчить работу органов власти (сбор, анализ и формирование общественного мнения, оптимизация документооборота), приводит к подмене понятия «электронная демократия» на понятие «электронное правительство».

Цели электронной демократии аналогичны целям эффективного руководства: прозрачность, подотчетность, ответственность, вовлечение в дискуссию населения, доступность, участие, субсидиарность (решение задач на самом низком или удаленном от центра уровне), доверие к демократии, демократическим институтам и демократическим процессам, а также социальное сплочение.

По мнению авторов проекта, государственная Концепция электронной демократии характеризуется: закрытым режимом разработки, недостаточным использованием международного опыта, отсутствием доступности открытых протоколов и машинописных форматов, отсутствием механизма предоставления законопроектов обществу, отсутствием электронного обеспечения равного и бесплатного доступа к системе участия граждан в электронном самоуправлении и принятии государственно значимых решений, отсутствием краудсорсинга.

Дадим определение термину «краудсорсинг». Под краудсорсингом понимается специфическая форма использования человеческих ресурсов для решения задач, как правило, творческого характера и зачастую не связанных с должностными обязанностями работников [5, c. 105]. Краудсорсинг подразумевает определенный вид работы, обращенный к неопределенному кругу лиц в форме открытого конкурса, нацелен на поиск решения проблемы с опорой на знания многих людей [6, c. 117 – 118]. В контексте развития электронной демократии краудсорсинг выступает в качестве способа участия граждан в сфере государственной политики, активного участия в избирательном процессе, составления петиций в органы власти и т.д.

С целью устранения недостатков и повышения рентабельности проекта российские авторы вносят свои предложения, осуществляя прогнозы и делая сравнительный анализ по итогам исследования зарубежных систем электронного администрирования и электронной демократии. Среди них В.Г. Белов, Е.В. Казьмина [7, c. 45 – 47], Д.В. Маслинов [8, c. 1 – 13], К.Ю. Матрёнина [9, c. 1368 – 1373] и др.

В качестве дополнения и улучшения государственной Концепции предлагается внедрить публичную и открытую электронную базу электронной демократии, применить мировой опыт передовых стран (США, Сингапура, Канады, Франции, Германии, Южной Кореи), привлечь граждан к контролю и управлению электронными системами, в том числе к контролю и мониторингу принятых государственных решений, обеспечить бесплатные точки доступа для входа в электронную систему для каждого гражданина, создать обязательное исполнение решений граждан государственными и муниципальными органами власти, принятых на основе электронной демократии, отразить на законодательном уровне вышеуказанные изменения.

При изучении данного вопроса особое значение имеет тот факт, что электронная демократия в нашей стране начала развиваться еще до 2012 года. Началом планомерного формирования в Российской Федерации электронной демократии можно считать дату создания федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002 – 2010 годы)», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2002 года № 65 [10].

Введение в Российской Федерации «электронного правительства» было главной целью программы, которая, по оценке Н.В. Лаврик, была достигнута. Автор указывает, что «не менее важными результатами проекта «Электронная Россия» стали: создание интернет-сайтов ведомств; появление ГАС «Законотворчество» и государственной информационно-аналитической системы контрольно-счетных органов РФ (ГИАС КСО); появление Федерального информационного центра (ФИЦ) (к 2006 году); создание Государственной информационно-аналитической системы и решения региональной информатизации («одно окно» и др.) (к 2008 году); создание «единого портала государственных услуг» и сводного реестра государственных услуг и государственных функций (к концу 2010 года). Следует отметить, что Российская Федерация фактически прошла этап внедрения технологий информационного общества и электронного правительства в сферу функционирования властных структур, а также в сферу демократической коммуникации власти и общества» [11, c. 108 – 109].

Тем не менее актуальным остается является вопрос о разработанности и функциональных возможностях сайтов, причем контент и интерфейс сайтов некоторых государственных органов остаются на низком уровне. Необходимо осуществлять дополнения по модернизации компьютерного оборудования и функционирования сайтов согласно современным техническим требованиям, приводить в соответствие информацию, делать ее актуальной и полезной для пользователей, проводить периодический обзор деятельности органов власти для выявления динамики развития сайтов, включающих количество обращений, отзывы граждан, разрешенные вопросы и т.д. Это позволит увидеть полную картину эффективности работы органов власти в сфере электронных коммуникаций.

А.В. Россошанский и А.Ю. Цаплин в своем научном труде указывали, что «в период реализации программы принималось большое количество поправок к существующим законам и новым нормативным правовым актам, регулирующим общественные отношения в сфере информационно-коммуникационных технологий. В их числе были следующие федеральные законы: «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», «Об электронной подписи», «О персональных данных» и т.д. Принципиально важным результатом реализации программы стало расширение возможностей включения органов государственной власти, структур гражданского общества и рядовых граждан в новую информационно-коммуникативную среду. Все органы власти открыли свои интернет-представительства (созданы веб-сайты). Начались процессы по формированию единого информационного пространства законодательной и судебной власти. В 2003–2007 гг. создана объединенная компьютерная сеть субъектов права законодательной инициативы с центром управления в Государственной Думе, а также некоторые элементы ГАС «Законотворчество», прообраза будущего электронного парламента» [14, c. 13].

Следовательно, можно отметить, что эволюционное развитие законодательства Российской Федерации стало предпосылкой для создания единой сети законодательных инициатив граждан. Без отработанных, формально закрепленных юридических механизмов невозможно организовать дальнейшее развитие системы электронного государства.

Е.В. Голева выделяет в России три этапа информатизации общества и государства: «Первый этап формирования и развития электронного правительства в РФ начался с принятия «Концепции формирования информационного общества в России от 28 мая 1999 г. № 32». В течение данного периода времени в стране активно проводилась работа по формированию государственной политики информатизации, созданию законодательных основ развития информационных отношений. Были приняты федеральные законы «Об информации, информатизации и защите информации» (1995 г.) и «Об участии в международном информационном обмене» (1996 г.).

Второй этап информатизации России начался с принятия ФЦП «Электронная Россия» и проекта Концепции формирования электронного правительства до 2010 г. Технология «электронного правительства» на данном этапе выступала как форма реализации электронной демократии в современной России.

На третьем этапе началась разработка Государственной информационной программы РФ «Информационное общество 2011–2020 гг.». Целью программы является получение гражданами и организациями преимуществ от применения информационных и телекоммуникационных технологий за счет обеспечения равного доступа к информационным ресурсам, развития цифрового контента, применения инновационных технологий, радикального повышения эффективности государственного управления при обеспечении безопасности в информационном обществе» [15, c. 27 – 30].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что «Информационное общество» является наиболее разработанной фундаментальной программой, предусматривающей наличие определенного уровня развития компьютерных технологий, навыков работы в электронной сфере у государственных органов и граждан, основ сетевого общества и «информационной» культуры.

Рассмотрим также основные составляющие электронной демократии. Так, некоторые исследователи выделяют два составных элемента электронной демократии: 1) подготовка к принятию решения; 2) область электронного голосования или принятие решений. По мнению других исследователей, как отмечает Н.Н. Телешина, «электронная демократия состоит из двух частей: электронного голосования и так называемого электронного участия» [16, с. 58].

В Концепции развития в Российской Федерации механизмов электронной демократии до 2020 года выделяются следующие механизмы электронной демократии:

- «электронное голосование (голосование по мобильному телефону, интернет-выборы и т.д.);

- механизмы сетевой коммуникации граждан и коллективного обсуждения социально значимых проблем и вопросов общественно-политической тематики в режиме on-line;

- механизмы формирования онлайн-сообществ, включая механизмы планирования и реализации гражданских инициатив и проектов коллективных действий;

- механизмы сетевой коммуникации граждан с органами власти, включая инструменты воздействия на принятие решений и гражданский контроль за деятельностью органов власти;

- механизмы общественного онлайн-управления на муниципальном уровне» [3].

Теперь подробнее остановимся на концепции электронного голосования. Определение электронного голосования дается в статье 2 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», согласно которому «Электронное голосование – голосование без использования бюллетеня, изготовленного на бумажном носителе, с использованием комплекса средств автоматизации ГАС «Выборы» [17]. Вместе с тем в современной мировой практике электронное голосование приобретает более широкое понимание и представляет собой способ объективного выявления и фиксации мнения населения в системе электронной демократии. Как один из основных элементов электронной демократии электронное голосование должно быть эффективным инструментом реализации народовластия. Поэтому совершенствование системы электронного голосования, несомненно, оказывает влияние на развитие электронной демократии.

Полагаю, что особое внимание при этом должно уделяться банку голосов, мерам защиты электронных данных, их подлинности. Важным условием признания гражданами электронного голосования является установление правил обеспечения прозрачности, безопасности, целостности, надежности, общественного контроля и подотчетности процесса и его авторов таким образом, чтобы принципы равенства, свободы и тайны голосования полностью соблюдались.

В будущем может назреть проблема отсутствия мотивации у гражданина участвовать в избирательном процессе с помощью электронного голосования. Уже многое было сказано о положительной динамике развития интернета, коммуникационных устройствах, влиянии современных СМИ, но реальный интерес у гражданина может появиться только в том случае, когда он будет осознавать действительный эффект от своих действий и видеть результат принимаемых им решений. В том случае, когда избиратели будут уверены, что участие в конкретном политическом процессе направлено непосредственно на них и они могут прямо повлиять на происходящие общественно-государственные процессы, а также следить за их развитием и контролировать его, можно будет добиться высокого процента участия граждан в электронном голосовании. В противном случае у граждан будут отсутствовать понимание и значимость своего волеизъявления.

Необходимым условием функционирования электронной демократии и обеспечения политического участия граждан является обеспечение действия принципа доступности. Принцип доступности электронной демократии является если не основным, то одним из ключевых в контексте функционирования данного института. Безусловно, что одна из современных тенденций развития электронной демократии заключается в том, что возможности электронного голосования, электронного контроля, выдвижения электронных инициатив и многое другое становится доступным для граждан, которые заинтересованы в участии в политической жизни страны и желают повлиять на существующие нормы права. Благодаря развитию элементов электронной демократии многие граждане смогут реализовать свои политические права, используя новейшие технологии.

Перечисленные исследования иллюстрируют, что некоторые категории граждан не могут в силу объективных причин стать активными участниками описываемых процессов. Даже учитывая повсеместную информатизацию во всех регионах России и значительный рост показателей в последние годы по степени охвата Интернета, людям преклонного возраста бывает непросто ориентироваться в быстроразвивающихся новшествах. К сожалению, для многих из них уникальные особенности электронной демократии являются непривычными, поэтому указанные категории граждан предпочитают традиционные способы участия в демократических процессах.

Поэтому крайне важно добиться обеспечения равных возможностей для всего населения, иначе воплощение электронной демократии будет долгое время представлять собой футуристическую модель, не подлежащую воплощению ввиду отсутствия демократических принципов равенства и законности. Следовательно, научному сообществу, законодательной власти и управленцам необходимо определять и внедрять механизмы вовлечения в пространство электронной демократии все большее количество граждан.

В заключение необходимо добавить, что в современный период информационные технологии все активнее проникают в различные сферы жизни, в том числе и в политическую. Появление электронной демократии является важным шагом в развитии демократического политического режима. Электронная демократия – это сложное и многоаспектное явление, поэтому рассмотрение подходов к пониманию его сущности необходимо для более глубокого изучения данного понятия.

Основные этапы информатизации общества и государства в России

Начало этапа

Содержание этапа

1 этап

Принятие «Концепции формирования информационного общества в России от 28 мая 1999 г. № 32»

Активно проводилась работа по формированию государственной политики информатизации, созданию законодательных основ развития информационных отношений. Были приняты федеральные законы «Об информации, информатизации и защите информации» (1995 г.) и «Об участии в международном информационном обмене» (1996 г.)

2 этап

Принятие ФЦП «Электронная Россия» и проекта Концепции формирования электронного правительства до 2010 г.

Технология «электронного правительства» на данном этапе выступала как форма реализации электронной демократии в современной России

3 этап

Начало разработки Государственной информационной программы РФ «Информационное общество 2011–2020 гг.»

Целью указанной программы является получение гражданами и организациями преимуществ от применения информационных и телекоммуникационных технологий за счет обеспечения равного доступа к информационным ресурсам, развития цифрового контента, применения инновационных технологий, радикального повышения эффективности государственного управления при обеспечении безопасности в информационном обществе

Список использованных источников:

1. Гегедюш Н.С. Электронная демократия в системе муниципального управления // В сборнике: Местное самоуправление в системе публичной власти Сборник научных трудов. 2015. С. 95 – 97.

2. Бобров А.М. Еще раз к вопросу об определении понятий «Электронная демократия» и «Электронное правительство» // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2009. № 2. С. 26 – 36.

3. Концепция развития в Российской Федерации механизмов электронной демократии до 2020 года (проект) / Сайт «Модератор». – URL: http://mosmediator.narod.ru/index/0-2265. [Дата обращения: 12.01.2018 г.].

4. Белов В.Г. Электронная демократия в современной России // Ценности и смыслы. 2012. № 4 (20). 129 – 138.

5. Котляров И.Д. Внутренний краудсорсинг: попытка политэкономического анализа // Многоуровневое общественное воспроизводство: вопросы теории и практики. 2015. № 9 (25). С. 104 – 111.

6. Епинина В.С. Краудсорсинг как технология партисипации в государственном менеджменте // Вестник Института комплексных исследований аридных территорий. 2012. Т. 2. № 2 (25). С. 117 – 122.

7. Казьмина Е.А. Конституционно-правовые аспекты становления и развития электронной демократии в России // Конституционное и муниципальное право. 2016. № 5. С. 45 – 47.

8. Масланов Д.В. Новые информационно-коммуникационные технологии для муниципального управления: краудсорсинг как инструмент улучшения взаимодействия «города» и горожан // Урбанистика. 2015. № 4. С. 1 – 13.

9. Матрёнина К.Ю. Генезис и эволюция электронного голосования в Бразилии, Канаде и США // Право и политика. 2015. № 10. С. 1368 – 1373.

10. Постановление Правительства РФ от 28 января 2002 г. № 65 «О федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002 – 2010 годы)» // Собрание законодательства Российской Федерации. 4 февраля 2002 г. № 5. ст. 531.

11. Лаврик Н.В. Становление электронной демократии и электронного правительства в современной России // Стратегия устойчивого развития регионов России. 2014. № 24. С. 108 – 109.

12. Абрамова Д.С. Электронная демократия в России: проблемы политической коммуникации // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/01/2145 (дата обращения: 10.01.2018).

13. Поляк Ю.Е. Электронная демократия, вид снизу // Информационные ресурсы России. 2011. № 6. С. 2 – 8.

14. Россошанский А.В., Цаплин А.Ю. Политические приоритеты информатизации общественно-властных отношений в России // Вестник Поволжского института управления. 2016. № 5 (56). С. 11 – 17.

15. Голева Е.В. Технология «Электронное правительство» как форма проявления электронной демократии в Российской Федерации // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. 2014. № 1. С. 27 – 30.

16. Телешина Н.Н. Понятие и сущность электронной демократии // Диалог. 2015. № 1 (1). С. 56 – 61.

17. Федеральный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 24. Ст. 2253.



Возврат к списку


При использовании материалов сетевого издания «Вестник
Центральной избирательной комиссии Российской Федерации»
гиперссылка на http://vestnik.cikrf.ru обязательна

Требования к размеру и формату материалов для размещения материалов в официальном сетевом издании «Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации»
Адрес редакции:109012, Москва, Б. Черкасский пер., д. 9
Телефон редакции:(495) 625-24-85
По вопросам содержания журнала:vestnik@cikrf.ru
По вопросам технической поддержки:inp@fci.ru